Ликвидация детских домов в России. Детальная информация.

0

В 2008 году по инициативе Минздравсоцразвития России был создан фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

– Я считаю это заявление не просто глубоко оскорбительным для тех, кто вырос в детских домах, но и ангажированным. Скандал, развернувшийся в марте прошлого года вокруг детского дома №1, укрепил меня в таком мнении. На мой взгляд, обвиняемого в педофилии парня используют только для того, чтобы опорочить детские дома все с той же целью – ликвидировать их.

Иными словами, многие традиционные методы воспитания детей будут считаться насилием. За это могут лишить родительских прав, изъять ребенка из семьи и отправить неизвестно куда. Вначале на «временное устройство», а потом ему наверняка подыщут другую (возможно, патронатную) семью. Родители, естественно, найти его не смогут, так как разглашение сведений о нем карается законом, в частности статьей 135 УК РК «Разглашение тайны усыновления (удочерения)». В Скандинавии, например, изъятого опекой из обычной семьи ребенка увозят по сек­ретному адресу. Ребенок может кочевать из одной такой семьи в другую, а потом, в конце концов, его могут отдать (вернее, продать) на международное усыновление.

Во время Великой Отечественной войны в 1942 и 1943 годах были приняты постановления об устройстве детей, оставшихся без родителей, и о мерах по борьбе с детской беспризорностью и хулиганством. Согласно документам, государственным ведомствам, партийным, профсоюзным и комсомольским организациям вменялось проявление заботы о детях. Оставшиеся без родителей дети от 1 года до 15 лет направлялись в приемники-распределители, откуда попадали либо на патронирование, либо на работу в промышленности или сельском хозяйстве. А в системе НКВД создавались воспитательные колонии для беспризорников.

Реформа детских домов на 14.01.2018 г. Недавние события.

Как объяснил в комментарии сайту «Сегодня» помощник уполномоченного по правам человека Михаил Чаплыга, то, что Слепцов решил остаться на контролируемой территории, говорит о его вере в украинское правосудие. Как рассказывал руководитель аналитического направления Украинского Хельсинского союза по правам человека Олег Мартыненко, россияне нанесли экологический урон оккупированным территориям на 33 вагона золота. Он считает, что после окончания войны Россия может отдать Украине […]

Чтобы детям не приходилось выживать в детских домах, нужно, чтобы они туда не попадали. Если российский родитель уверен в своих финансовых возможностях, не держится за бутылку, не ведет паразитический образ жизни и не занят политической деятельностью, его ребенок будет рядом с ним. 
 

Конечно, если закрыть глаза на чувства и судьбы детей, содержать детский дом, в котором 10 детей, нерентабельно. Рассчитан на 30, а осталось 10 — рассуждает экономически подкованный губернатор, воспитателей уйма, зарплату им всем плати. Закрыть. Но дело в том, что часто количество детей в таких домах сокращается искусственно. Власти выбирают детский дом, который собираются закрыть, и перестают направлять туда отказных детей — они попадают в крупные дома. Часть детей выпускается — количество детей уменьшается, и дом, в котором дети могли бы воспитываться как в семье, закрывается.

Конечно, нигде ребенку не будет так хорошо, как в семье. Но эту семью нужно правильно подобрать. У подавляющего большинства детей в детских домах есть родственники. Кроме того, есть дети, которых в принципе невозможно устроить в новую семью, они ждут, когда вернутся в свою родную. Огромное количество детей в детских домах помещены туда временно — по заявлению родителей «в связи с трудными жизненными обстоятельствами», особенно инвалиды, так как родители дома просто не могут оказать им должный уход. Они забирают их на выходные, чаще на каникулы. Меньше половины детей в детских домах действительно нуждаются в приемной семье, считает Елена Альшанская. Найти подходящую для конкретного ребенка семью — сложная психологическая работа. Кроме того, после того как ребенка уже забрали в семью, с ней должны работать специалисты сопровождения, чтобы избежать возврата. И это сопровождение должно вестись до 18 лет. Ведь часто приемные родители, даже взяв маленького ребенка, возвращают его в детский дом в подростковом возрасте, когда он становится невыносим. И самое главное — необходима профилактика отказов от детей. Например, в Калужской области этим занимаются волонтеры: они выезжают в родильные дома и им удается предотвратить половину отказов. Как правило, это матери-одиночки.

3.  Предлагается уделить большее внимание профессиональной подготовке выпускника, квотирование рабочих мест для выпускника, организация мониторинга здоровья детей сирот, оплата медицинской помощи всех видов, выделение средств на оплату обучения, защита жилищных прав детей сирот и т.д.
4. Создание современных домов квартирного типа, детских деревень, семейных воспитательных групп и др.  Улучшение материально-технического обеспечения учреждений интернатного типа. Перепрофилирование организаций для детей сирот в центры подготовки и профессионального сопровождения приемных и иных замещающих семей, профилактика феномена вторичного сиротства.
       
Программу «Россия без сирот» уже три месяца обсуждают, вот лишь несколько замечаний с форума обсуждения Программы1:
 
“Мы, как всегда сначала разрушаем все до основания… а затем. У нас был малокомплектный детский дом (на 30 воспитанников) в сельской местности. Все братья и сестры воспитывались вместе. Сотрудники прошли специальное обучение по взаимодействию с приемными семьями. Сами разработали программу по перепрофилированию детского дома в центр содействия приемным семьям. Стали проводить обучающие семинары для приемных родителей. Вот нас первыми и закрыли в 2009 году. А детей перевели в большой детский дом, потом и его закрыли, а детей рассовали по коррекционным школам-интернатам. Опытные квалифицированные сотрудники тоже оказались никому не нужны. Это я к тому, что можно принять много замечательных программ, а вот, как это будет реализовываться на местах — большой вопрос”. Ирина Артемьева
 
“Нельзя компанейски ликвидировать детские дома. Напротив надо оставить их. Укрепить. Готовить специально воспитателей детского дома”. Арламов А.А.
 
“Где формы и методы работы, подлежащие тиражированию (пример для подражания) в других регионах??? Где эффективные механизмы ЭКСТРЕННОЙ социализации сирот. Где подключение общественности, социальных предпринимателей?” Вячеслав Горелов
 
“Еще много вопросов поспец школам для детей инвалидов, которые сейчас успешно "оптимизируются", а детей инвалидов предлагают переводить в обычные школы. При этом как будет учиться слепой, глухой, ребенок аутист в обычной школе — чиновникам наплевать.” Денис
 
 “У больших Детдомов и интернатов, покуда они еще существуют, должны быть свои летние лагеря, куда можно вывозить детей на отдых и труд. Труд может быть в теплицах, на фермах и т.п., но он НУЖЕН, особенно УО детям, которые будут на жизнь зарабатывать физ. трудом. Сейчас же директора бояться упреков в эксплуатации детей, не могут даже теплички разбить :(“ nakhodka-g
  
 
Какой же вывод можно сделать? Программа дышит только одним, отдать побыстрее детей в семьи. Детские дома и интернаты приговорены и на них махнули рукой. Финансирование по остаточному принципу и перспектив у детских домов никаких. В программе говорится о материальной технической части, о социальной помощи выпускнику и ничего не говорится о том, каким мы хотим видеть выпускника детского дома, о том какой опыт воспитания будет востребован в 21-м веке, как будут готовить педагогов для детских домов.
 
 
Какое же будущее детских домов видим мы.
 
Почему-то у нас по умолчанию считается, что ребенку в приемной семье будет лучше, чем в детском доме. Это действительно так, если ребенок и приемный родитель будут настроены на одну волну. Если они любят друг друга и родители готовы посвящать свое свободное время ребенку.  Однако, хорошо известно, что многие приемные родители пытаются решить свои личные проблемы, такие как одиночество или неустроенность и тогда ребенку можно только посочувствовать.  Кроме того, нельзя отрицать, что абсолютное большинство преступников пришли в общество из семей, а не из детских домов. Это говорит о том, что далеко не все семьи могут качественно воспитать ребенка. Да и многие дети не хотят переходить в приемные семьи, рассматривая такой переход, как предательство родителей. Поэтому два процесса — развитие семейных форм воспитания и развитие детских домов должны идти параллельно друг другу, взаимно дополняя друг друга.
 
Наши чиновники увлеклись организационными формами. Они говорят, давайте сделаем детские дома маленькими, давайте социально защитим выпускника детского дома, давайте материально оснастим детские дома. Все это важно, но это форма, а о содержании никто говорить не хочет. Никто не хочет сказать, что нам надо определить какого человека мы хотим получить на выходе. Организовать детскую жизнь как опыт, воспитывающий определенную группу привычек – таково основное требование А.С. Макаренко, и в этом он видел сущность воспитания. В.И. Слободчиков сказал: “Детский Дом, если это действительно Дом, может быть пространством становления собственно человеческого в человеке,… современный детский дом необходимо в первую очередь антропологизировать (очеловечивать) и лишь во вторую – реструктуризировать”2.
 
Мы считаем, что нужно исходить из того, что детские дома еще долго будут существовать и государство должно качественно поднять их уровень, используя весь богатый отечественный опыт. Мывыступаем за то, чтобы взять существующие лучшие образцы современных детских домов и их опыт использовать по всей стране через инновационные центры. Пусть детские дома будут разнообразны, но цель  должна быть не просто вырастить детей, которые не хуже обычных детей, проживающих в семье, а сформировать настоящего человека. Что для этого надо сделать?
 
1. Надо воспользоваться результатами уже проводившегося в 2011 г. конкурса“Каким должен быть детский дом сегодня?”, осмыслить эти работы, дополнить работами других детских домов с положительным опытом, и разработать основные рекомендации и программы обучения для использования этого опыта в регионах.
2. Переосмыслить опыт Макаренко и других советских педагогов применительно к существующей реальности, выработать программу развития детских домов с использованием этого опыта и лучшего опыта современных детских домов.
3. Необходимо начать готовить педагогические кадры, в соответствии с выработанными рекомендациями. Для развития программы нужны сильные личности, готовые воплотить все эти наработки в жизнь.
4. Разрешить детям трудится, так как именно труд помогает сформировать настоящую личность.
5. Создать детско-взрослые производственные и образовательные сообщества.
6. Информационная поддержка программы развития детских домов и выделение необходимых ресурсов для развития этой программы.
 
 
Используемая литература:
 1 Стратегия «Россия без сирот»Уполномоченного по правам ребенка П.Астахова
 2 Материалы Всероссийского конкурса“Каким должен быть детский дом сегодня” В.В. Морозов
 

Подобные организации устраивали до 95 процентов детей в семьи, и потом детские дома, на базе которых они существовали, превращались в центры семейного устройства. Это была комплексная модель, которая позволяла помочь ребенку в любой ситуации. Воедино сводились и вопросы профилактики, и устройство семьи и защиты прав.

Защищать интересы реутовских ребятишек вызвались волонтеры. Областной министр образования (в то время этот пост занимала Лидия Антонова) выступила с заявлением, что Реутовский детский дом не закроют ни под каким видом как образцово-показательный. Чтобы окончательно развеять слухи, в письме волонтерам Антонова написала, что на этот детский дом у областного министерства большие планы, его не только сохранят, но и на его базе создадут центр по сопровождению кризисных семей.

На всю Калужскую область решили оставить всего два детдома из 15. Особенно трагична история детского дома N 3 в Калуге. Здесь 29 детей просто-напросто вырвали из привычной среды и перевели в областной детский дом, где содержатся 100 человек.

Неужели мы вдруг оказались в светлом будущем и в стране больше нет детей-сирот? Статистика равнодушно свидетельствует: ничего подобного — у нас 654 тысячи детей, от которых отказались или у которых нет родителей. Но дело в том, что чиновникам законодательно было указано это количество сократить. Энергично. Сначала этого требовала «Национальная стратегия действий в интересах детей до 2017 года». А теперь количество детей-сирот в регионе — один из показателей, по которым измеряется эффективность работы губернаторов. Этот закон вышел день в день с «законом Димы Яковлева» и вступил в силу в 2013 году. Вообще «закон Димы Яковлева» внезапным образом заставил власть задуматься о сиротах. Если мы другим не даем усыновлять, то у нас самих должно быть рекордное усыновление. Закон стал катализатором создания проекта реформы детских домов. На волне конъюнктуры появилось фантастическое произведение «Россия без сирот», рожденное усилиями детского омбудсмена Павла Астахова, но не прошедшее через Минфин.

Возьмем нашу страну. Сейчас в Казахстане имеется более ста детских домов. Большинство из нескольких тысяч работающих там сотрудников имеют высшее специальное образование и многолетний опыт работы, но нам упорно внушают, что они поголовно насильники и воры, которые только тем и заняты, что обижают сирот. Хотя простая логика подсказывает, что большая часть этих людей все-таки на своем месте. А если главный управленец учреждения в лице директора плохой, то надо поменять его, а не ликвидировать сам детский дом.

Закрытие детских домов в Росии. Срочные новости.

Ликвидация детских домов началась здесь еще в 2006 году, когда слово оптимизация еще так громко не звучало по всей стране. Многих ребят удалось устроить в хорошие семьи. Но и нарушения прав детей были вопиющими: родных братьев и сестер разлучали друг с другом, помещая в оставшиеся детские дома, городских сирот отправляли в далекие деревни.

— Сейчас в России происходит странная ситуация, — заметила психолог Людмила Петрановская. — В Москве детей из больших интернатов переводят в маленькие, а по всей России — наоборот, из маленьких в большие. И заботятся об одном — чтобы все прошло по-тихому, без шума. Вопиющим примером этому является Одинцовский интернат.

Ликвидация детских домов началась здесь еще в 2006 году, когда слово оптимизация еще так громко не звучало по всей стране. Многих ребят удалось устроить в хорошие семьи. Но и нарушения прав детей были вопиющими: родных братьев и сестер разлучали друг с другом, помещая в оставшиеся детские дома, городских сирот отправляли в далекие деревни.

Детей к переезду в новые детские дома, естественно, никто не готовит. С ними не работают психологи и воспитателя, их просто перетаскивают из одного место в другое. На бумаге вырисовывается красивая цифра и рейтинг региона растет. Как складываются судьбы детей, преданных приемным родителям, можно судить по опыту Пермского края. Этот регион мелькает в сводках Министерства образования как самый продвинутый по ликвидации детских домов. Здесь усыновляется 94 процента детей. Было более 60 детских домов разного вида, осталось около 10.

Защищать интересы реутовских ребятишек вызвались волонтеры. Областной министр образования (в то время этот пост занимала Лидия Антонова) выступила с заявлением, что Реутовский детский дом не закроют ни под каким видом как образцово-показательный. Чтобы окончательно развеять слухи, в письме волонтерам Антонова написала, что на этот детский дом у областного министерства большие планы, его не только сохранят, но и на его базе создадут центр по сопровождению кризисных семей.

В 2013 году принят ряд законов, касающихся упрощения бюрократических процедур усыновления в России, а также увеличения размера максимальной материальной поддержки усыновителям до 100 тысяч рублей.

Проблема детских домов в России. Последние события.

Живём и радуемся!!!

Комментарии закрыты