Ликвидация детских домов в России. Новости сегодня 14.01.2018 г.

0

Недавно я беседовал с одной девушкой, которая живет с молодым человеком, у них – ребенок. На вопрос, кем ей приходится молодой человек, девушка отвечает: «Ну, он как бы мой муж».

Вся эта бессердечная ликвидация противоречит национальной стратегии развития — везде говорится о разукрупнении. Абсурдно то, что чиновники не получали на это никаких письменных указаний, но все как один уловили желания руководства и принялись за дело. В майском постановлении за подписью Дмитрия Медведева о реформировании детских домов прямо говорится, что в детских домах должны быть созданы группы семейного типа, в которых может быть не больше восьми человек. Каким образом это будет осуществлено в детских домах на сто человек — не совсем понятно. Специальное исследование экспертного совета Госдумы по вопросам семьи и детства показывает, что в 27 процентах всех видов учреждений невозможно создать условия, приближенные к семейным. Сложно это сделать еще в 40 процентах детских учреждений. Во многих странах существует ограничение на количество детей в детских домах. В Польше — не больше 30, на Украине — не больше 50. У нас при работе над реформой хотели ввести ограничение — 60 детей. Но из регионов пошли сигналы: это невозможно. Естественно, там уже слили детские дома. Сделали из маленьких крупные. Так Россия осталась без ограничения.

Полная ликвидация детских домов и передача детей в приемные семьи — это просто неосуществимо. Это вовсе не та технология, которая могла бы помочь в подобной ситуации. Чтобы преодолеть проблему детских домов, подходить нужно совершенно с другой стороны.

К чему это приведет – мы все знаем. Дети будут попадать в детские дома. Недостаточно надзирать и контролировать, нужно что-то предлагать. Предлагать у нас не умеют. Гораздо проще поучить семью жить, с тем, чтобы затем все-таки изъять ребенка.

Чем плохи большие детские дома — на 100-300 человек? Дело в том, что они больше похожи на конвейер по выпуску не приспособленных к жизни людей. Сто детей с трагедией в душе, собранные в одном месте,— это как общежитие 100 взрослых невротиков. Больше 30 процентов выпускников не доживают до 25 лет. Они спиваются, становятся наркоманами, кончают с собой. Человек не умеет воспринимать себя индивидуально — он всегда был частью коллектива и жил по распорядку. Его никогда не спрашивали, что хочет именно он. Такие дети не способны принимать решения, не способны бороться с трудностями, не способны даже сами себе готовить, стирать, не знают, сколько стоит хлеб и как ездить на общественном транспорте. В детском доме это все делалось за них. «Ребенок жил в ситуации, когда его кормят не когда он хочет есть, а когда обед, и в туалет он ходил не когда ему надо, а когда всех сажают на горшок,— говорит Елена Альшанская, директор фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».— К нему не было индивидуального отношения. Взрослые рядом с ним менялись, привязанности у него ни кому не возникло. Ощущения себя, личных качеств, желаний у него тоже нет. Они дети коллектива. Вещи, которые для нас кажутся естественными, само собой разумеющимися, даются им с огромным трудом. Они живут в другой системе координат».

Пропаганда нетрадиционных отношений, когда детям подспудно внушается, что родители могут быть одного пола, еще один удар по семье. Здесь надо помнить, что и Библия, и Коран, лежащие в основе нашей цивилизации, накладывают абсолютный запрет на нетрадиционные отношения. А теперь получается так: исподволь разрушая традиционные уклады многих стран, в том числе и нашей, нас подталкивают к тому, чтобы поставить цивилизацию на другие рельсы. А ведь удар по семье – это удар по государству.

Реформа детских домов на 14.01.2018 г. Главные новости.

Многие большие детские дома имеют при себе коррекционные школы (как детский дом, в который перевели калужских детей). И им выгодно иметь большее количество подобных детей у себя в школе, так как там идет подушевая оплата труда учителей.

В маленьких детских домах, похожих на семью, ребенок абсолютно иной. Ему легче помочь, он больше знает и умеет — ему, лично ему достается и тепло и забота, у него даже взгляд другой. У него гораздо больше шансов вписаться в общество и прожить нормальную жизнь.

Какие могут быть перспективные прогнозы, если количество сирот увеличивается на фоне демографической ямы? Наполняемость детских домов продолжает расти. И связано это, прежде всего, с деградацией основы государства – семьи.

Но и сама семья не может защищать себя. Раньше государство всегда брало на себя всю степень ответственности за то, что происходило с гражданином, с его семьей. Человек знал, что, отучившись, он поступит на работу, через какое-то время – получит квартиру. То есть от него требовалось только получить специальность и встать в позицию «дайте-дайте». И это безвольно-потребительское отношение, несмотря на изменившуюся историческую ситуацию, к сожалению, никуда не ушло.

В детском доме есть дети, которых уже перевели из закрывшегося детского дома,— их 12. Они очень тяжело привыкали к новым условиям, семь детей вернули из приемных семей. Теперь их ждет очередное потрясение.

Детдомовских детей в Реутове навещали родственники, они дружили с местными ребятишками, ходили в обычную школу. Этот детский дом работал по семейному типу. Но внезапно его решили ликвидировать, а детей перевезти в другой детский дом, большой и современный.

Ликвидация детских домов началась здесь еще в 2006 году, когда слово оптимизация еще так громко не звучало по всей стране. Многих ребят удалось устроить в хорошие семьи. Но и нарушения прав детей были вопиющими: родных братьев и сестер разлучали друг с другом, помещая в оставшиеся детские дома, городских сирот отправляли в далекие деревни.

— Дошло до того, что сотрудники некоторых детдомов делают все, чтобы дети оставались у них подольше. По некоторым неблагополучным семьям, семьям с небольшим достатком или находящимся в тяжелой жизненной ситуации ходят сотрудники детских учреждений и уговаривают на время сдать ребенка в детский дом. Для этого надо только написать заявление. Полгода ребенок может жить на казенном содержании. Через полгода начинается процесс по возврату ребенка в семью, этот процесс может длиться годами. Иногда сотрудники специально саботируют усыновителей: тот не нравится, этот не хорош. Но если придраться не к чему, идет другая фишка: мать решила вернуть себе родительские права, за ней приоритет. Мать уже забыла о своем ребенке, а сотрудники продолжают ей приписывать такое благородное стремление. Это одно из уродливых явлений сиротских учреждений. И породила его недоделанная, необдуманная программа.

Государственная политика последних месяцев направлена на снижение численности детских домов за счет устройства детей в семьи. Громко и оптимистично из регионов рапортуют о закрытии сиротских учреждений за ненадобностью. Однако жизнь показывает, что способы, которыми добиваются этого на местах, далеки от заданного правительством направления: детей не устраивают в семьи, а просто-напросто из маленьких детдомов переводят в дальние сельские интернаты.

Вообще-то, «закон Димы Яковлева» и побудил власть вплотную заняться реформой детских домов. Активными инициаторами ее выступили правозащитники, организовавшие проверки учреждений для сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В СМИ полезли вопиющие факты воровства и жестокого обращения с несовершеннолетними, создавался устрашающий образ воспитателя с плеткой. Детдома пытались представить как отжившие свое заведения, калечащие детские души.

Закрытие детских домов в Росии. Новости к данному часу.

Но вот как это сделать – опять вопрос. Необходимо, чтобы рядом с детьми были люди, глядя на которых ребенок двигался вперед.

Одна только Надежда Фратти-Щелгачева вывезла в Италию 1260 детей, и лишь пятеро из них оказались действительно усыновленными, остальных просто не нашли… А глава Министерства внутренних дел Италии признался, что там каждый год пропадают сотни детей, привезенных из других стран, и предположил, что они попадают в частные клиники по пересадке органов. И это лишь одна история, а сколько таких было?!

По мнению Ирины Медведевой, «эти дети не просто вырастают людьми, получившими классическое образование и высокую культуру, они становятся настоящей элитой, «закваской» для всего нашего общества. Ни один «новый русский» ни за какие миллионы ни в каком закрытом лицее Лондона своему ребенку такого дать не сможет».

Получив стресс, ребята с большим трудом адаптируются на новом месте, им трудно учиться. В новом детском доме с ними особо не церемонится, неуспевающим ставят коррекционный диагноз и отправляют в коррекционную школу – для детей с задержкой психического развития. Никому нет дела до того, что до перевода в новый детдом они считались нормальными. А после коррекционной школы их возьмут только в несколько особых училищ.

Проблема детских домов в России. Сводка на сегодня.

Живём и радуемся!!!

Комментарии закрыты