Ликвидация детских домов в России. Последие сведения на 09.01.2018 г.

0

В конце мая глава правительства подписал документ со скучным названием «О деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», который вступит в действие с 1 сентября 2015 года. Упор делается на то, чтобы условия в детских домах приближались к семейным (в группе не больше 8 человек).

Стимул к роспуску высоко затратных по нынешним меркам учреждений для детей у каждого главы региона свой. Сначала этого требовала «Национальная стратегия действий в интересах детей до 2017 года». После принятия Федерального закона от 28 декабря 2012 года № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», больше известного под названием «Закон Димы Яковлева», количество детей-сирот в регионе стало одним из показателей, по которым определяется эффективность работы губернаторов: чем больше сирот пристроены в семьи, тем успешней губернатор.

Что касается участи сиротских учреждений, то здесь, как мне кажется, помог бы их перевод в форму детских домов семейного типа, а не в разукрупнение, как это сейчас происходит. Чем больше детям будет оказана помощь в семейных детских учреждениях, тем легче им будет найти свои семьи. Однако, повторюсь, на все это уйдет гораздо больше времени, чем 5-8 лет. 

Старшие воспитанники пытались бороться против закрытия детского дома: хотели попасть на прием к министру Калужской области по делам семьи, к областному уполномоченному по правам ребенка, потом к губернатору. Ездили даже в Москву, в Общественную палату, к детскому омбудсмену Павлу Астахову. Ни один чиновник не пожелал их выслушать.

С выходом Федерального закона от 24.04.2008 N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" патронатные службы больше не имели права заниматься ребенком (выявлять нуждающихся в опеке детей, помогать опекунам и так далее). Такое право теперь предоставлялось только государственным органам опеки. Высококлассные специалисты, единственные в своем роде, которых в принципе нигде не готовят, остались за бортом. Их место заняли люди, далекие от педагогики и профессионального общения с детьми.

Власть так озаботилась семейным вопросом не только потому, что у нее душа разболелась за детей. Содержание ребенка в детском доме — это очень и очень дорого. От 300 тысяч до 1 млн рублей в год! При этом из детского дома — не всегда, естественно, но часто — выходит не счастливый, готовый служить родине отличник, а психически сломанный и, как правило, плохо образованный человек, который хорошо знаком с наркотиками и склонен к суициду. Опекун же будет получать только 7-15 тысяч рублей на ребенка в месяц. Конечно, если очень постараться, можно всех детей раздать. Но! Их неизбежно начнут возвращать обратно в детские дома. Невозможно себе представить, какую боль испытывает ребенок, когда опять из семьи попадает в детский дом. Известно, что, если у ребенка 4 раза разрывается привязанность, она больше не возникает никогда!

Идея господина Астахова о закрытии детских домом и переводе детей в приемные семьи в течение ближайших 5-8 лет выглядит достаточно утопической, так как в настоящее время, как таковой, институт семьи развален. В серьезной реконструкции и помощи нуждается институт брака.  Такая важная практика – воспитание девочек как матерей и мальчиков как отцов также сведена на нет. Практически отсутствует методика воспитания, через выработку уважения к прошлым поколениям – родителям, бабушкам, дедушкам и так далее. Создать же семью можно только на основе всех этих принципов. В этом смысле, Министерство семьи или институт, который помогал бы семье, нужен обязательно.

— Я хотел усыновить уже взрослого ребенка лет 9–10. Когда увидел Саньку, я сразу понял — это мой мальчишка, — вспоминает Олег Н. — Но воспитатели сказали, что ребенка скоро заберет родная мать, и очень настойчиво уговаривали меня взять другого парня. Я так и поступил. Пока Владик приезжал в гости, все было нормально, но когда я его забрал насовсем, начались проблемы: мальчик не слушался, делал что хотел, на компромиссы не шел. Мои близкие после первых дней тесного общения с Владиком заявили, чтоб я немедленно вернул его туда, откуда взял, иначе они и ко мне на порог не придут, и меня с этим мальцом не пустят. Психолог на сопровождении бодро обещал по телефону, что непослушание и упрямство временные. В школе от Владика все стонали. Требовали изолировать его от других детей. Учительница выдвинула ультиматум: или я перевожу ребенка на домашнее обучение, или она уходит на больничный. Мне пришлось бы бросить работу. Я поехал за советом в тот детский дом, откуда брал мальчика. Оказалось, что мой Санька так и живет в детском доме. Его там ценят за покладистость. А от таких упрямцев, как Владик, стараются избавиться в первую очередь. Как теперь мне дальше жить? Вернуть Владика в детский дом не имею морального права, жить с ним под одной крышей — очень сложно.

Реформа детских домов на 09.01.2018 г. Новости сегодня 09.01.2018 г.

Большое внимание теперь уделяется вопросам сопровождения приемных семей. В создаваемых специальных центрах работают юристы, медики, психологи, дефектологи (что особенно важно, если приемная семья взяла ребенка с ограниченными возможностями здоровья). Создание таких центров, по мнению члена комиссии по поддержке семьи, детей и материнства Общественной палаты Юлии Зимовой, во многом поможет решить проблему трудоустройства сотрудников закрывающихся детских домов. Они могут стать специалистами по сопровождению семей.

Стимул к роспуску высоко затратных по нынешним меркам учреждений для детей у каждого главы региона свой. Сначала этого требовала «Национальная стратегия действий в интересах детей до 2017 года». После принятия Федерального закона от 28 декабря 2012 года № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», больше известного под названием «Закон Димы Яковлева», количество детей-сирот в регионе стало одним из показателей, по которым определяется эффективность работы губернаторов: чем больше сирот пристроены в семьи, тем успешней губернатор.

В Московской области закрывают Берсеневский детский дом, коррекционный дом в Бужаниново. Директоров ставят перед фактом: тогда-то закрытие и они в срочном порядке раздают детей. В ликвидируемом детском доме (пос. Фряново) двоих ребятишек послали опекунам аж на Крайний Север. Оставшихся детей воспитателям предложили забрать себе домой. Им разъяснили, что свою работу они все равно потеряют, а трудоустроиться в маленьком поселке почти невозможно. Если оформляется приемная семья, то приемному родителю положена зарплата около 10 тысяч (в Москве приемные семьи получают по 20 тысяч рублей и больше на одного ребенка), да еще и пособие. Сирот из расформированных классов берут многие воспитатели, остающиеся без работы. А что делать, когда работы не найти? Дети, которых спасли они, теперь спасают их, помогают выжить любимым преподавателям.

Подобные организации устраивали до 95 процентов детей в семьи, и потом детские дома, на базе которых они существовали, превращались в центры семейного устройства. Это была комплексная модель, которая позволяла помочь ребенку в любой ситуации. Воедино сводились и вопросы профилактики, и устройство семьи и защиты прав.

Как можно в России поднять ценность семьи? Я не знаю, ведь сама семья этого не хочет. Так что проблема не просто в необходимости закрытия детских домов, увеличении количества кризисных центров по поддержке кризисных семей, а в самом обществе. В отношениях мужчины и женщины, в вопросах патриотизма, в том, насколько у нас ценится человеческая жизнь.

– В течение 5-7 лет в России будут ликвидированы все детские дома за исключением специализированных учреждений. Все сироты будут устроены на семейные формы воспитания, – об этом во всеуслышание заявляет уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов. На это направлена федеральная целевая программа «Россия – без сирот», рассчитанная на 2013-2020 годы.

Многие большие детские дома имеют при себе коррекционные школы (как детский дом, в который перевели калужских детей). И им выгодно иметь большее количество подобных детей у себя в школе, так как там идет подушевая оплата труда учителей.

В районные органы опеки спускался план по количеству детей, которых нужно срочно устроить в семьи. Это приводило к тому, что на фоне блестящих плановых показателей сироты попадали в неблагополучные семьи, к алкоголикам, безработным, которые брали их только ради денег. В Карагайском районе ребенок был передан на патронатное воспитание женщине, страдающей алкогольной зависимостью, состоящей на учете в наркологическом диспансере. В Березниках ребенка доверили инвалиду II группы, за которым нужен еще больший уход, чем за детьми.

Закрытие детских домов в Росии. Свежая информация.

В Саратове остался всего один детский дом. В Калужской области из 20 – два детдома. В Краснодарском крае закрыли 20, в Нижегородской области 16… Регионы словно соревнуются: кто быстрее перевыполнит план, хотя такой план никто им не спускал. Подробную информацию об «оптимизации» можно найти на сайтах областных администраций.

Детей к переезду в новые детские дома, естественно, никто не готовит. С ними не работают психологи, чтобы сгладить очередную травму, их просто как неодушевленные предметы перетаскивают из одного место в другое, а на бумаге вырисовывается цифра, рейтинг региона растет. И по показателям впереди всей страны — Пермский край. Его руководители добились похвалы Астахова, эту область ставят в пример всем остальным. Здесь усыновляется 94 процента детей. Было более 60 детских домов разного вида, осталось около 10. Вот где у людей наверняка большое сердце. Или самое сильное желание продемонстрировать внушительные цифры по борьбе с социальным сиротством? Ликвидация детских домов началась здесь в 2006 году — когда только повеял ветер перемен. Многие дети действительно обрели счастье в семье. Но и нарушения прав детей были вопиющими: родных братьев и сестер разлучали друг с другом, расталкивая их в оставшиеся детские дома, городских сирот отправляли в далекие деревни, многие сбегали по дороге. В районные органы опеки Минздравсоцразвития спускало план по количеству детей, которых нужно срочно устроить в семьи. В итоге сироты попадали в неблагополучные семьи, к алкоголикам, безработным, которые брали их только ради денег. В Карагайском районе ребенок был передан на патронатное воспитание женщине, страдающей алкогольной зависимостью, состоящей на учете в наркологическом диспансере. В Березниках ребенка доверили инвалиду II группы, за которым нужен еще больший уход, чем за детьми. Начались массовые возвраты детдомовцев. Многие дети были так травмированы, что их отправляли в психиатрические клиники.

В 2012 году принят так называемый «закон Димы Яковлева», запрещающий гражданам США усыновлять детей из России. Детский омбудсмен Павел Астахов назвал закон «основанием для прекращения иностранного усыновления и сосредоточивания всех усилий на российской ситуации».

Подобные организации устраивали до 95 процентов детей в семьи, и потом детские дома, на базе которых они существовали, превращались в центры семейного устройства. Это была комплексная модель, которая позволяла помочь ребенку в любой ситуации. Воедино сводились и вопросы профилактики, и устройство семьи и защиты прав.

После того как директор начала протестовать, подключилась общественность, были митинги, на Галину Ефимову началась травля. Ей угрожали даже уголовным преследованием за то, что она якобы разгласила диагнозы воспитанников. Она же просто поделилась опасениями, что носителям ВИЧ и страдающим сахарным диабетом сложно будет найти медицинскую помощь в области. Сейчас после митингов закрытие детского дома заморожено. Но чиновники пошли по стандартной схеме — они искусственно сокращают количество детей, новых сирот из Саратова отправляют в область.

В России повально закрываются детские дома. В Краснодарском крае перестали существовать 20, в Нижегородской области за последнее время исчезли 16, в Калужской области было 20, сейчас осталось два, в Саратове теперь вообще только один. Детские дома ликвидируются повсюду от Москвы до Сахалина: с 2011 года закрылись уже около 120 учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей. Причем 60 только за один год! Означает ли это, что страна «решила проблему» с сиротами? Вовсе нет. В ситуацию попытался вникнуть «Огонек»

России не следует наступать на эти грабли. «Конечно, в традиционных детских домах далеко не все было идеально, — рассуждает Ирина Медведева. — Но почему нужно непременно их закрывать, не лучше ли попробовать навести там порядок?! Эта сфера не терпит реформ, она должна быть самой консервативной, эксперименты на детях недопустимы! Если вы хотите избавиться от детских домов, сделайте все, чтобы ребенок оставался в кровной семье! Не внедряйте ювенальную юстицию, не кричите о «семейном насилии»! Лучше сделайте так, чтобы женщины не оставляли детей в роддомах».

В детском доме в Реутове было 19 детей. 82 процента всех детей, проживающих в детских домах,— не сироты в прямом понимании. Это дети, у которых есть родители и родственники. Просто они не могут их воспитывать по разным причинам. Детей в Реутовском детском доме навещали родственники — дедушки, бабушки, они дружили с местными ребятами из обычных семей. Ходили в обычную школу. Детский дом был признан образцовым — работал по семейному типу. Дети относились к воспитателям как к родителям. Внезапно было принято решение его закрыть, а детей направить в другое место — в большой детский дом. На защиту детского дома кинулась организация «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

"Проектом постановления предусматривается, что организация для детей-сирот может разрешать временно бесплатно проживать и питаться своим выпускникам в возрасте не старше 23 лет", — сказал замминистра.

Проблема детских домов в России. Сводка на сегодня.

Живём и радуемся!!!

Комментарии закрыты