Ликвидация детских домов в России. Последие сведения на 31.01.2018 г.

0

С выходом Федерального закона от 24.04.2008 N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" патронатные службы больше не имели права заниматься ребенком (выявлять нуждающихся в опеке детей, помогать опекунам и так далее). Такое право теперь предоставлялось только государственным органам опеки. Высококлассные специалисты, единственные в своем роде, которых в принципе нигде не готовят, остались за бортом. Их место заняли люди, далекие от педагогики и профессионального общения с детьми.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) — обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Сторонники такой идеи говорят, что само российское общество сегодня заинтересовано брать брошенных детей на воспитание, что мол в последнее время число отказов от усыновленных мальчишек и девчонок снижается. Насколько объективны такие утверждения, сказать трудно. Обычно с детдомовцами расстаются не сразу, а через несколько лет. И проблема тут в самом подходе к устройству детей в семьи: да, государство открывает школы приемных родителей и само же их финансирует. Но ведь самое сложное — не просто взять ребенка, а суметь его воспитать. Для этого должны работать центры сопровождения приемных семей. В Москве, считающейся благополучным регионом, их всего 15. В других регионах они еще только создаются, а детдомовцев раздают уже давно.

В России повально закрываются детские дома. В Краснодарском крае перестали существовать 20, в Нижегородской области за последнее время исчезли 16, в Калужской области было 20, сейчас осталось два, в Саратове теперь вообще только один. Детские дома ликвидируются повсюду от Москвы до Сахалина: с 2011 года закрылись уже около 120 учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей. Причем 60 только за один год! Означает ли это, что страна «решила проблему» с сиротами? Вовсе нет. В ситуацию попытался вникнуть «Огонек»

В заключение хотелось бы сказать, что мы уже были свидетелями, когда после распада СССР, была разрушена большая часть промышленной, социальной, образовательной, медицинской инфраструктуры. Русская пословица гласит: ”Что имеем — не храним, потерявши — плачем”. Ломать — не строить. Это делается быстро и с огоньком. Вернуть же утраченное на порядок сложнее и, зачастую, невозможно. Сейчас, на наших глазах, пытаются добить остатки нашей социальной инфраструктуры, оставить несчастными тысячи наших детей. Наша общественная организация “РВС” не может равнодушно смотреть на происходящее и должна выступить:

Реформа детских домов на 31.01.2018 г. Срочная информация.

Наша страна не первая, которая задалась благой целью найти всем детям семью. Италия пытается это сделать с 2001 года, но никак почему-то не выходит. Румыния и Венгрия, раздав большое количество детей по семьям, столкнулись с огромной волной возвратов.

Ее разрабатывали и опробовали с 1994 года лучшие педагоги страны. Они занимались профилактикой сиротства, работали с кровными семьями, стремясь вернуть детей в родную семью. Немало внимания уделялось подбору семьи. Педагоги смотрели, чтобы тот или иной ребенок подходил людям, желающим его усыновить и чтобы ребенку них нравилось. Приемные семьи сопровождали специалисты – они помогали при любой психологической проблеме, более того, для родителей оформлялись все бумаги, ребенку подыскивалась школа и медицинские учреждения. Бывших детдомовцев опекали до 23 лет.

Во время Великой Отечественной войны в 1942 и 1943 годах были приняты постановления об устройстве детей, оставшихся без родителей, и о мерах по борьбе с детской беспризорностью и хулиганством. Согласно документам, государственным ведомствам, партийным, профсоюзным и комсомольским организациям вменялось проявление заботы о детях. Оставшиеся без родителей дети от 1 года до 15 лет направлялись в приемники-распределители, откуда попадали либо на патронирование, либо на работу в промышленности или сельском хозяйстве. А в системе НКВД создавались воспитательные колонии для беспризорников.

В Калужской области закрыли 13 детских домов. По плану должно остаться два. Особенно трагичная история детского дома N 3 в Калуге. 29 детей после первой четверти вырвали из привычной среды, из школы, где они учились, и перевели в область — в детский дом, где сейчас 100 человек. Восьмилетний Сережа так боялся переезда, что несколько раз прятал свои вещи. Надеялся, что если не будет чемодана, то, может, и переезда тоже. В детском доме был свой садик, в котором дети работали сами, в кладовой — полки заготовок на зиму. Там действовали программы подготовки детей к самостоятельной жизни, на каникулы дети ездили каждое лето в Италию. Поддерживался контакт с приемными семьями, которые брали здесь детей. Детям из детских домов сложно учиться, поэтому сюда специально приезжали репетиторы-волонтеры, занимались с ребятами, помогали им. Ребята делали успехи. Считали этот детский дом действительно своим домом. Когда стало известно о закрытии, старшие воспитанники пытались бороться — сначала пошли к министру Калужской области по делам семьи — там получили отказ, потом к областному уполномоченному по правам ребенка, потом к губернатору, потом ездили в Москву в Общественную палату, пытались пройти к Павлу Астахову. Ни один чиновник не пожелал слушать, почему так важно сохранить маленький детский дом. Никто не захотел вникнуть, чего на самом деле хотят дети, ради которых все это с самого начала вроде как и было затеяно! Дети, которые и так уже сильно травмированы, прошли через боль расставания с родным и привычным еще раз. На фоне стресса им очень сложно адаптироваться в новом месте, трудно учиться, поэтому многие нормальные здоровые дети, попадая в новый детский дом, получают коррекционный диагноз. А здесь ребята посередине учебы были переброшены из одной школы в другую. Пятеро человек в новом детском доме получили диагноз и были отправлены в коррекционную школу — для детей с задержкой психического развития. И среди них есть уже взрослые люди — восьмиклассники. До перевода они считались нормальными, теперь их путь в коррекционную школу, после которой берут только в несколько особых училищ. Это клеймо навсегда. Некоторые дети рассказывают — им снятся сны, что они возвращаются назад.

Пока будут железные двери, в том числе в наших душах – никаких улучшений не произойдет и дети-сироты так же будут поступать в детские дома.

Закрытие детских домов в Росии. Все последние сведения на 31.01.2018 г.

Подобные организации устраивали до 95 процентов детей в семьи, и потом детские дома, на базе которых они существовали, превращались в центры семейного устройства. Это была комплексная модель, которая позволяла помочь ребенку в любой ситуации. Воедино сводились и вопросы профилактики, и устройство семьи и защиты прав.

В Саратове остался один-единственный детский дом N 2. Павел Астахов заявил, что ликвидация последнего детского дома в Саратове — часть программы по переводу детей на семейное воспитание. Однако 27 детей из этого детского дома будут отправлены не в семьи, а в детские дома в Саратовской области — за 220 километров, в которых по 70 и 100 человек. Они потеряют возможность общаться с родственниками, и, что самое страшное, дети с инвалидностью не смогут получать квалифицированную медицинскую помощь. Саратовский детский дом — идеальный с точки зрения новой реформы. Почти все воспитанники зовут директора Галину Ефимову «мама». Группы здесь так и называют — семьями. В каждой семье живут дети разных возрастов под присмотром воспитателей. Старшие учатся ухаживать за младшими. Это значит, что у них формируется чувство ответственности, привязанности — этого не происходит в больших детских домах. В доме действует школа приемных родителей и служба сопровождения приемных семей. Такие службы необходимы. Представитель комитета Совета Федерации по социальной политике Валентина Петренко сообщила, что из 6,5 тысячи усыновленных детей в 2012 году 4,5 тысячи были возвращены назад в детские дома. Эксперты считают, что эти цифры завышены и считались не совсем корректно. Но тем не менее возвраты есть, и за каждым — судьбы ребенка и взрослых. Часто приемные родители просто не могут справиться с возникающими проблемами, и необходимы службы, которые бы им помогли. Служба сопровождения в Саратовском детском доме ведет 51 семью. Кто будет этим заниматься, если детский дом закроют?

Более половины из 19 детей, прописанных в Реутовском детском доме, – не сироты. У многих из них есть родственники и родители, которые не могут воспитывать своих детей в виду тяжелого материального положения, по болезни, из-за алкогольной зависимости, а то и просто потому, что денег на их содержание не хватает даже по самым скромным российским меркам.

В 2008 году по инициативе Минздравсоцразвития России был создан фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

Возьмем нашу страну. Сейчас в Казахстане имеется более ста детских домов. Большинство из нескольких тысяч работающих там сотрудников имеют высшее специальное образование и многолетний опыт работы, но нам упорно внушают, что они поголовно насильники и воры, которые только тем и заняты, что обижают сирот. Хотя простая логика подсказывает, что большая часть этих людей все-таки на своем месте. А если главный управленец учреждения в лице директора плохой, то надо поменять его, а не ликвидировать сам детский дом.

Чтобы высвободить помещения, нужно в срочном порядке раздать больше сотни тысяч детей. Среди них инвалиды, ВИЧ-инфицированные, с синдромом Дауна. Данные ВЦИОМа показывают, что 85 процентов наших граждан не хотят брать детей из детских домов. Получив нездоровых детей, неготовые к усыновлению семьи неизбежно начинают их возвращать обратно в детские дома. Для детей это боль и страшный стресс. Психологи уверяют, что если у ребенка 4 раза разрывается привязанность, она больше не возникает никогда.

Многие большие детские дома имеют при себе коррекционные школы (как детский дом, в который перевели калужских детей). И им выгодно иметь большее количество подобных детей у себя в школе, так как там идет подушевая оплата труда учителей.

Однако губернаторам нужно доказывать свою эффективность. Как сократить число детей-сирот? Семейное устройство — это тонкий, ювелирный процесс. И, главное, долгий. Проще и быстрее сократить число детских домов. Указать цифру в отчете и выглядеть молодцом. Так под ликвидацию попали маленькие семейные детские дома, где воспитанники часто называли директора «мама» и чувствовали себя как дома. Детей просто вырывают из этих детских домов и отправляют в большие.

Сторонники такой идеи говорят, что само российское общество сегодня заинтересовано брать брошенных детей на воспитание, что мол в последнее время число отказов от усыновленных мальчишек и девчонок снижается. Насколько объективны такие утверждения, сказать трудно. Обычно с детдомовцами расстаются не сразу, а через несколько лет. И проблема тут в самом подходе к устройству детей в семьи: да, государство открывает школы приемных родителей и само же их финансирует. Но ведь самое сложное — не просто взять ребенка, а суметь его воспитать. Для этого должны работать центры сопровождения приемных семей. В Москве, считающейся благополучным регионом, их всего 15. В других регионах они еще только создаются, а детдомовцев раздают уже давно.

Проблема детских домов в России. Главные новости.

Живём и радуемся!!!

Комментарии закрыты