Ликвидация детских домов в России. Свежий материал на 13.01.2018 г.

0

Но и сама семья не может защищать себя. Раньше государство всегда брало на себя всю степень ответственности за то, что происходило с гражданином, с его семьей. Человек знал, что, отучившись, он поступит на работу, через какое-то время – получит квартиру. То есть от него требовалось только получить специальность и встать в позицию «дайте-дайте». И это безвольно-потребительское отношение, несмотря на изменившуюся историческую ситуацию, к сожалению, никуда не ушло.

При этом всего 12 процентов граждан осознано хотят взять ребенка в семью. Как мы заставим остальных? Будем давить на жалость? Это, конечно, не выход. У нас уже был всплеск активности, когда в течение года в приемные семьи брали порядка 15 тысяч детей, но затем показатель вновь упал до 8 тысяч. Просто сошли пена и эмоциональная волна.

Теперь разные организации действуют, не зная, что происходит рядом. Новое постановление о реформировании детских домов вобрало в себя разные куски этой разрушенной системы. Но комплексного подхода так и не получилось.

Закрывают детские дома, в которых существует сложно разработанная, опробованная система устройства детей в семьи. Казалось бы, именно туда и нужно направлять новых детей, чтобы их устраивали в семьи, но все просто ликвидируют. Надо понимать, что подобных специалистов по семейному устройству нигде не готовят, люди приобретают опыт в процессе работы и потом… их увольняют. В городе Любим в Ярославской области закрывают детский дом, в котором существовала уникальная система патриотического воспитания. Мальчики-подростки, самый сложный контингент, были при деле — занимались физподготовкой, рукопашным боем. Над кроватями мальчишек — грамоты за победы в соревнованиях разных уровней.

А рассказать им было о чем. В калужском детдоме №3 действовали программы подготовки детей к самостоятельной жизни, на каникулы ребята ездили в Италию. Поддерживался контакт с приемными семьями, которые брали российских детей на воспитание. К детям специально приезжали репетиторы-волонтеры, занимались с ними, помогали освоить школьный курс, учили общению. Ребята делали успехи, разбили сад, заготовки на зиму делали сами.

В России повально закрываются детские дома. В Краснодарском крае перестали существовать 20, в Нижегородской области за последнее время исчезли 16, в Калужской области было 20, сейчас осталось два, в Саратове теперь вообще только один. Детские дома ликвидируются повсюду от Москвы до Сахалина: с 2011 года закрылись уже около 120 учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей. Причем 60 только за один год! Означает ли это, что страна «решила проблему» с сиротами? Вовсе нет. В ситуацию попытался вникнуть «Огонек»

Реформа детских домов на 13.01.2018 г. Главные новости.

После того как директор начала протестовать, подключилась общественность, были митинги, на Галину Ефимову началась травля. Ей угрожали даже уголовным преследованием за то, что она якобы разгласила диагнозы воспитанников. Она же просто поделилась опасениями, что носителям ВИЧ и страдающим сахарным диабетом сложно будет найти медицинскую помощь в области. Сейчас после митингов закрытие детского дома заморожено. Но чиновники пошли по стандартной схеме — они искусственно сокращают количество детей, новых сирот из Саратова отправляют в область.

Уровень гражданской активности в нашей стране таков, что решить проблему с тем количеством сирот, которое у нас есть, при помощи приемных семей просто не получится. Сегодня у нас очень большое количество возвратов детей обратно в детские дома, во многом потому, что не существует системы обучения, сопровождения и контроля приемных родителей.

Была попытка подложить нам ювенальную юстицию, новую модель взаимодействия с семьями. Социальный патронат – в принципе соприкасается с этой моделью, поскольку его задачей является вмешательство в дела семьи. То есть, на мой взгляд, в итоге помощи никакой не будет, вместо нее – надзор, надсмотр, контроль.

Сейчас нам вновь предлагается упрощенная модель попытки решить очень сложный исторический, политический, экономический, нравственный, духовный вопрос – вопрос семьи. Но росчерком пера такие глобальные вещи не изменяют.

Во время Великой Отечественной войны в 1942 и 1943 годах были приняты постановления об устройстве детей, оставшихся без родителей, и о мерах по борьбе с детской беспризорностью и хулиганством. Согласно документам, государственным ведомствам, партийным, профсоюзным и комсомольским организациям вменялось проявление заботы о детях. Оставшиеся без родителей дети от 1 года до 15 лет направлялись в приемники-распределители, откуда попадали либо на патронирование, либо на работу в промышленности или сельском хозяйстве. А в системе НКВД создавались воспитательные колонии для беспризорников.

Вся информация, размещенная на сайте охраняется в соответствии с законодательством РФ и не подлежит использованию в какой-либо форме, в том числе воспроизведению, распространению, переработке иначе как со ссылкой на сайт При цитировании материалов регионального информационного агентства «Омск-информ» в интернет-источниках должна быть прямая гиперссылка — Представителем авторов публикаций является ООО «Омские СМИ». Использование материалов регионального информационного агентства «Омск-информ» без соответствующих ссылок будет рассматриваться в соответствии с Законом о СМИ и действующим законодательством Российской Федерации.

– Мы столкнулись с хорошо продуманной западной манипулятивной машиной. Даже взрослые и образованные люди зачастую бессильны перед ней как дети. Дело в том, что население постсоветского пространства не сталкивалось с этим раньше, поскольку у нас подобное не практиковалось. Сейчас некоторые российские исследователи, например известный обществовед Сергей Кара-Мурза, психолог Ирина Медведева, серьезно занимаются этим вопросом. В школах СССР с конца 1950-х перестали преподавать логику, которая шлифует мышление. А теперь еще и в целом упало качество образования, происходит массовое снижение интеллектуального уровня населения. Эти две вещи – западная манипулятивная машина и низкий уровень образования – сделали свое дело…

– Как показывают результаты исследований независимых правозащитников, да, действительно, это намеренная программа по разложению института семьи. Когда ювенальная полиция лишает родителей инструмента воздействия на собственного ребенка и может изъять его из семьи по любому поводу, – это, конечно же, удар по рождаемости: женщины предпочтут вообще не иметь детей, чем постоянно жить в страхе, что их могут отобрать.

Чтобы детям не приходилось выживать в детских домах, нужно, чтобы они туда не попадали. Если российский родитель уверен в своих финансовых возможностях, не держится за бутылку, не ведет паразитический образ жизни и не занят политической деятельностью, его ребенок будет рядом с ним. 
 

Закрытие детских домов в Росии. Новые подробности.

Другая проблема патронатных семей – бесконтрольность. В общественное сознание сейчас усиленно внедряется мысль о том, что в детских домах происходит сплошное насилие над детьми, а вот в патронатных семьях, выступающих в роли родительских, мол, тишь да гладь. Однако исследования зарубежных правозащитников, да и мои собственные интервью с директорами детских домов Казахстана показывают, что в таких семьях условий для насилия гораздо больше, чем в детдоме. Не будем забывать, что последний – это государственное учреждение, где директор несет ответственность за каждого воспитанника. А вот что происходит внутри патронатной семьи – этого никто не знает.

Не одно поколение должно смениться, прежде чем можно смело будет говорить о каких-то тотальных изменениях в ситуациях с сиротством, бездомностью.

– Как показывают результаты исследований независимых правозащитников, да, действительно, это намеренная программа по разложению института семьи. Когда ювенальная полиция лишает родителей инструмента воздействия на собственного ребенка и может изъять его из семьи по любому поводу, – это, конечно же, удар по рождаемости: женщины предпочтут вообще не иметь детей, чем постоянно жить в страхе, что их могут отобрать.

Идея господина Астахова о закрытии детских домом и переводе детей в приемные семьи в течение ближайших 5-8 лет выглядит достаточно утопической, так как в настоящее время, как таковой, институт семьи развален. В серьезной реконструкции и помощи нуждается институт брака.  Такая важная практика – воспитание девочек как матерей и мальчиков как отцов также сведена на нет. Практически отсутствует методика воспитания, через выработку уважения к прошлым поколениям – родителям, бабушкам, дедушкам и так далее. Создать же семью можно только на основе всех этих принципов. В этом смысле, Министерство семьи или институт, который помогал бы семье, нужен обязательно.

Детей к переезду в новые детские дома, естественно, никто не готовит. С ними не работают психологи, чтобы сгладить очередную травму, их просто как неодушевленные предметы перетаскивают из одного место в другое, а на бумаге вырисовывается цифра, рейтинг региона растет. И по показателям впереди всей страны — Пермский край. Его руководители добились похвалы Астахова, эту область ставят в пример всем остальным. Здесь усыновляется 94 процента детей. Было более 60 детских домов разного вида, осталось около 10. Вот где у людей наверняка большое сердце. Или самое сильное желание продемонстрировать внушительные цифры по борьбе с социальным сиротством? Ликвидация детских домов началась здесь в 2006 году — когда только повеял ветер перемен. Многие дети действительно обрели счастье в семье. Но и нарушения прав детей были вопиющими: родных братьев и сестер разлучали друг с другом, расталкивая их в оставшиеся детские дома, городских сирот отправляли в далекие деревни, многие сбегали по дороге. В районные органы опеки Минздравсоцразвития спускало план по количеству детей, которых нужно срочно устроить в семьи. В итоге сироты попадали в неблагополучные семьи, к алкоголикам, безработным, которые брали их только ради денег. В Карагайском районе ребенок был передан на патронатное воспитание женщине, страдающей алкогольной зависимостью, состоящей на учете в наркологическом диспансере. В Березниках ребенка доверили инвалиду II группы, за которым нужен еще больший уход, чем за детьми. Начались массовые возвраты детдомовцев. Многие дети были так травмированы, что их отправляли в психиатрические клиники.

В 1956 году было законодательно введено пребывание детей в детдомах до 18-летия, окончившие среднюю школу воспитанники направлялись в техникумы, строительные школы, вузы или на работу в народное хозяйство. В середине 1950-х годов в СССР организованы школы-интернаты.

Какие могут быть перспективные прогнозы, если количество сирот увеличивается на фоне демографической ямы? Наполняемость детских домов продолжает расти. И связано это, прежде всего, с деградацией основы государства – семьи.

В маленьких детских домах, похожих на семью, ребенок абсолютно иной. Ему легче помочь, он больше знает и умеет — ему, лично ему достается и тепло и забота, у него даже взгляд другой. У него гораздо больше шансов вписаться в общество и прожить нормальную жизнь.

Но что чужой опыт! Семейное устройство — сейчас приоритет. И это прекрасная цель, но… Задача непростая — нужно в срочном порядке раздать больше сотни тысяч детей. Среди них инвалиды, ВИЧ-инфицированные, с синдромом Дауна. И данные ВЦИОМа показывают, что 85 процентов наших граждан не хотят брать детей из детских домов!

Проблема детских домов в России. Все новости.

Живём и радуемся!!!

Комментарии закрыты